Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Вступительный пост

Меня зовут Анна Александрова, этот ЖЖ я веду с 2006 года как свой личный блог о путешествиях, кино, литературе и других вещах, которые меня интересуют. Я начинающий психотерапевт, студентка Московского института гештальта и психодрамы. Мои статьи на психотерапевтические темы и условия консультирования можно найти в специализированном блоге. 
В этом ЖЖ я буду иногда давать анонсы, но на психотерапевтические темы лучше общаться на блогспоте или писать на почту van-leks  на яндексе.

Кое-какой бэкграунд:
 По основной профессии я филолог-литературовед. Основные интересы - творчество И. Бродского, О. Арефьевой, современная поэзия и литература.

Некоторые мои публикации, доступные в сети:
Ахматова и Бродский: тема памяти и воспоминаний.

Ефросинья в Стране чудес. Виртуоз умирания. (
О книге Ольги Арефьевой "Смерть и приключения Ефросиньи Прекрасной")


Панихида по апрелю: тема смерти в творчестве Ольги Арефьевой.

Занимаюсь литературным редактированием, расшифровкой аудиозаписей, репетиторством (кроме ЕГЭ).
Также увлекаюсь вокалом и фотографией.

О френдополитике:
На взаимности совершенно не циклюсь. Если я вас отфрендила, это значит, мне стало менее интересно читать ваш блог. Скорее всего, это никак не связано с вами лично. Надеюсь, вы достаточно умны, чтобы на меня за это не обижаться. В мире слишком много ненужной информации, и нужно себя от нее оберегать. Я не очень люблю реверансов на тему зафрендить-отфрендить. Если я вас удалила, а вы этим недовольны, напишите об этом (удалила я, кстати, не вас, а всего лишь ваш блог).

Пишу о том, что меня интересует, не придерживаясь определенных тем.  Добавляю блоги, которые затрагивают близкие мне интересы (опера, фотография, современная литература и т.п.)
Как правило, я не добавляю:
- личные блоги (если у нас разные интересы, и мы с вами лично не знакомы)
- блоги, пиарящие ту или иную тему, или претендующих на "тысячность"
- пустые ЖЖ

Не обижайтесь, если вы меня зафрендили, а я вас - нет. Я довольно редко заглядываю в профиль и могу не заметить там ваш журнал. Если хотите внимания - пишите сюда) Я  открытый человек и всегда рада новым интересным людям.

У меня есть личный блог, fineta_4elovek , открытый только для близких друзей, не пугайтесь, если увидите написанные с него комменты.

Если стихи и тексты не подписаны - это мои стихи и тексты, по умолчанию все опубликованные фото тоже сделаны мной, иные случаи оговариваются.

Я не отвечаю на комментарии, которые не подразумевают диалога. Не люблю троллей и людей, которые приходят в ЖЖ подраться: я стараюсь их либо утихомирить, либо игнорировать. Поэтому очень вас прошу, ведите себя прилично.

В комментариях можно задавать вопросы и знакомиться)

Новое в блоге "Психотерапия для мам"

Я как-то ожидала, что много будет консультаций про меняющиеся после рождения ребенка отношения с мужем, конфликты с родственниками... а самый популярный запрос все равно "агрессия на ребенка". Вот об этом снова и написала:

Почему я злюсь на своего ребенка?

Для тех, кого очень пугает слово "гештальт", написала очередную статью про гештальт-терапию: чем полезна, в чем основной смысл как я его понимаю:

Чему учит гештальт-терапия?

С июля консультации веду в скайпе. Условия консультирования.

Обновления на сайте "Психотерапия для мам"

"Материнство и экзистенциальный кризис"

Вроде неожиданно: смена подгузников стимулирует актуализацию вопроса: а кто я такая и зачем я вообще не то что этого карапуза родила, а сама на свет зачем появилась. Из таких корявых вопросов возникают ростки человеческого самосознания, но ответы, увы, зачастую неутешительны, почему - пытаюсь прояснить в статье.

Продолжаю заниматься гештальтом

И в эти сложные для страны месяцы я продолжаю публиковать статьи на сайте. Написала вот, "Как проходит гештальт-сессия".

Об обычной и предвоенной жизни мне очень откликнулся пост любимого френда. Ну и Петрановская на эту тему недавно написала. На самом деле хочется просто жить нормально, не вздрагивать, открывая новости в Яндексе. Как сохраняют адекватность люди, имеющие дома телевизор, для меня загадка.
Ну вот, зашла попиариться сама, а попиарила опять наших урок)
пшада

Такие разные публикации :-))

В "Литературной России" опубликовали статью о презентации сборника поэта М. Лаврентьева с крысиными хвостиками от моих фотографий.

А в бумажной версии журнала "Домашний ребенок" я неожиданно выступила как "эксперт" по кесаревым сечениям) Написала комментарий вот к этой статье,  а потом у меня попросили более подробный комментарий для публикации

Не знаю, насколько подробным его опубликуют, выложу весь сюда (рекомендую вначале прочитать статью)

Collapse )

"Горбунов и Горчаков" Бродского в "Современнике"



Если коротко: что поставили столь сложный текст – событие, поставка вполне удовлетворительная и даже местами интересная, но лично я не увидела того, о чем поэма.
Как сказала знакомая, недавно вернувшаяся с «Улисса» у фоменок, которого ставил тот же режиссер: «Вроде хорошо, но это не Джойс».
 
Вот и тут – вроде на уровне, но, мягко говоря, не то, что Бродский имел в виду. Конечно, текст Бродского не идеален и сам по себе, а не только для постановки: со сцены поэтические огрехи еще слышнее; поэма изобилует абстрактными фразами, понятными разве что автору (а у него уже не спросишь), на цитаты ее явно не растащишь, хотя проблески поэтической гениальности и оригинальности есть: «Но море слишком чуждая среда, чтоб верить в чьи-то странствия по водам», «Фрейд говорит, что каждый пленник снов», «Как быстро распухает голова словами, пожирающими вещи», «Душа за время жизни приобретает смертные черты» и т.п. 

Но «Горбунов и Горчаков» интересен не столько поэзией, сколько идеями и образами, которые Бродский пытался туда вложить, не зря он считал поэму важнейшим своим произведением. Рецензенты скупо перечисляют подтексты: мотивы двойничества (есть намеки на то, что Горбунов и Горчаков – одно и то же лицо, тем более что дело происходит в сумасшедшем доме), ветхозаветные и новозаветные мотивы и образы (Горбунов – Христос, Горчаков – Иуда, сюда же примыкают темы моря, рыбы как христианского символа страдания, звезды и т.п.). Горбунов родился под Близнецами (как Бродский), Горчаков под Овном (как соперник Бродского в любви Д. Бобышев). В поэме также присутствует тема далекой возлюбленной – жены Горбунова с ребенком, которые ждут его за воротами больницы,– у Бродского в 1967 году родился сын, с которым он постоянно был в разлуке из-за разрыва с его матерью.
Еще один важный источник поэмы – литература абсурда, которой Бродский увлекался в 60-е годы. Некоторые главы «Горбунова и Горчакова» прямо к ней отсылают. Вот уж было где развернуться! Наконец, многие кажущиеся туманными образы поэмы легко расшифровываются при изучении более поздних текстов Бродского: рождественских стихов (образ звезды), «Натюрморта» или «Разговора с небожителем», венецианского эссе и т.п. Режиссеру повезло – он ставит поэму после того, как перед ним развернут весь символически-модернистский мир Бродского.
 
Но вместо этого Каменькович выбирает вполне реалистичное и почти бытовое прочтение (а Бродский, напомню, кто угодно, только не реалист): унылый быт советской психбольницы, раздача таблеток, убогие койки, балет по телевизору. Однообразный вид на реку из окна, врачиха - копия героини из «Пролетая над гнездом кукушки». Актеры несут текст, порой проскакивая его, как будто бегут стометровку. Актерская школа с задачей «лишь бы не монотонно» дает о себе знать: в какие-то моменты Горбунов ни с того ни с сего начинает орать и биться об импровизированный батут, и текст, который должен бы звучать отстраненно, как причуда больного сознания и одновременно мистическое откровение, возможное только в стенах психбольницы, становится плоским.  Упрощает и уплощает, на мой взгляд, текст Бродского и сочиненная к спектаклю музыка: известно, насколько отрицательно он относился к иллюстрированию своей поэзии.
 
Единственное, что меня немного зацепило,– образ тайной вечери, который возникает в спектакле, когда пациенты садятся вокруг стола с Горбуновым посередине, но он вырван из контекста и, хотя поддерживает важную тему христианства, никак не подкрепляется строками поэмы. Сценография, которую создавали ученики Дмитрия Крымова, тоже вполне удачна: белый цвет, которым оформлено пространство, символизирует остановку времени, снег, сон и смерть (мотивы «Большой элегии Джону Донну»), и потому представляет, несомненно, удачный выбор (хотя, боюсь, руководствовались сценографы все же не символами, а вполне бытовыми ассоциациями с психбольницей). Также мне понравился Никита Ефремов в роли Горбунова, хотя бы понятно, что именно он играет.

Самое интересное, что Каменькович в интервью неоднократно проговаривает, что ему известно про все эти «образы и трактовки» (Христос и Иуда, Моцарт и Сальери и т.п.). Но он их намеренно по каким-то причинам отодвигает («И без вас, филологов, разберусь?») и пытается сотворить что-то свое, но в итоге получается так: добротно, связно, но плоско и предсказуемо, по-школьному или, быть может, по-школярски. Как, возможно, выразился бы Бродский, «величина по горизонтали, а не по вертикали». 

Телесюжет с небольшими отрывками из спектакля

Татьяна Соломатина. Акушер Ха! Сборник повестей и рассказов. 2009.

Книжка, как я понимаю, выросла из ЖЖ-шного сообщества врачей (вернее, сообщества как такового нет, просто появилось такое явление, как "блог акушера", "блог психиатра"), из этой стилистики.

Книга Соломатиной, акушера-гинеколога, описывает именно те случаи, которые ожидаешь услышать от врача. Это собрание баек о тупых пациентах, различных нелепостях (в топ я бы вписала историю о цыганке, использующей гинекологические свечи не снимая упаковки), приправленные медицинскими знаниями «о том, что бывает» и время от времени вклинивающейся романтикой о «врачах, спасающих жизни». Трудно снижать этот пафос, потому что трудно не верить врачу, описывающему акушерское кровотечение за несколько минут до возможной смерти роженицы, седеющего на глазах хирурга и бледнеющую команду. Это и правда местами уморительно смешно, местами грустно, местами цинично, неизменно жизненно – в общем, написано замечательно и очень живо.

 Цитирую наугад:

 «Как-то случайно, наверное, был выходной, я попала в сборище дворовых мамашек. Я почти никого не знала, но сидеть  с томиком Цветаевой глупо, а с руководством по кровотечениям страшно. Поэтому я сидела на скамейке, тупо вперив глаза в пространство. Мамашки говорили, и говорили, и говорили, и говори. Татьяну Валерьевну они знали лучше меня, соответственно – про Манькины какашки тоже. И что-то они меня спросили. О какашках, антибиотиках и т.д., потому что я – врач, а это во дворе хуже, чем парикмахер»

 Насчет какашек сразу хочется заметить, что русской культуре присуще особое целомудрие (или ханжество) в вопросах телесности и пола. У нас даже слов для обозначения самого прекрасного межполового процесса нет. Помню, какой ужас вызвала во мне когда-то моя экскурсантка, прибежавшая с экскурсии, вопя на весь гостиничный этаж: «У меня месячные! Пустите меня в номер!». Девочка была в десятом классе и оповещала о своем состоянии всех одноклассников. Непонятно, зачем она это делала, неужели ожидала, что кто-то из мальчиков вовремя протянет ей крепкую мужественную руку с прокладкой в ней? В общем, не знаю. Я остаюсь с мнением, что знание о своих физиологических процессах лучше держать при себе. Поэтому местами книжку Соломатиной читать мне было сложновато.

 

Collapse )

 

Травматики и свободные-2

Начало здесь   

    Понять, что такое счастье, невозможно, не имея опыт несчастья. В этом, кстати, великая мысль христианства: «Видишь, там, на горе, возвышается крест… повиси-ка на нем, а когда надоест, возвращайся назад: гулять по воде со мной». Естественно, свободный человек признает наличие социальных структур (в нем есть запас «нормальности»), но он может выбирать, следовать директивам этих структур или нет. Свободный человек, как и травматик, свободен от морали и ограничений своего времени. Но травматик живет в прошлом, а свободный человек – в будущем, обгоняя свое время. Кстати говоря, только свободному человеку присуща истинная толерантность: он свободен принять любые травмы и сочувствовать любому, а не только тем, кто такой же, как он.
 

   Важно также, что невозможно достичь свободы, минуя одну из стадий. У травматиков могут родиться только дети-травматики. У нормальных – дети-травматики и дети-нормальные. У свободных – дети-«нормальные», но, как правило, у них рождаются «дети-свободные».
 

   Любопытный пример – фильм «Особо мнение», где близнецы, предсказывающие будущее, в виду своей травмированности обретают высокие способности к предвидению (травматики часто развивают в себе такие способы лечения своей травмы, которые нормальным людям и не снились, тут впору говорить о гениальности). В конце фильма, после освобождения героем Тома Круза, близнецы становятся «нормальными»: они уходят из бассейна, где валялись со своими предсказаниями будущих убийств, в социум. Можно предположить, что «нормальными» они ввиду своего травмирующего опыта все равно не станут, но, пройдя стадию «нормальности», будут свободными, но вместе с тем потеряют внешнюю «уникальность». То же самое происходит в серии «Хауса» про дочку карлицы, которая в конце серии приобретает возможность стать «нормальной»: выясняется, что ее карликовость не была наследственной и поддается лечению. 

  

Collapse )

 

псков

Бродский и сигареты

только что прочла. Тут требуется небольшая преамбула для непосвященных. В 1996 году поэт умер от третьего по счету инфаркта. Когда в 1979 с ним впервые случился сердечный приступ, врачи настоятельно запретили ему курить. Но он не в силах был отказаться от крепких сигарет, от которых неизменно отрывал фильтры, потребляя их ежедневно в невероятных количествах. Так вот, как-то, закуривая, он сказал, глядя на сигарету:
 - это мой Дантес...